Обзор на книгу
Берт Г. Фрагнер "Персофония". Региональность, идентичность, языковые контакты в истории Азии
Игорь Алексеев, кандидат исторических наук,востоковед, доцент РГГУ, руководитель научных программ Фонда Марджани
Берт Г. Фрагнер
"Персофония". Региональность, идентичность, языковые контакты в истории Азии.

М.: Фонд Марджани, Фонд Ибн Сины, 2018. 136 с.
Эта книга представляет собой русский перевод самой известной работы одного из ведущих современных иранистов. Впервые изданная в 1999 году, "Персофония" Фрагнера вошла в число классических трудов по иранистике. "Персофонией" автор называет область господства классического персидского языка, который стал языком международного культурного общения для обширного региона от Ирана и Кавказа до Китая и Индии. В его концепции эта область в домодерную эпоху представляет собой целостную культурную общность поверх государственных и этнических границ. В различные исторические периоды эти регионы становились органичными частями крупных государственных образований - Газневидов, Гуридов, Ильханидов, Великих Моголов, Тимуридов, Сефевидов, Каджаров. Персидский язык стал основой культурного единства всех этих государств.

В своем предисловии научный редактор русского перевода П.В. Башарин, без самоотверженных усилий которого появление этого издания было бы невозможным, отмечает, что для сообществ "персоязычной ойкумены" стала региональность, признающая отсутствие культурных границ и прозрачность границ политических. Сам Фрагнер, говоря о роли персидского языка в этом пространстве, называет его "языком сверхрегионального общения".

Истоки "персофонии" можно видеть уже в доисламский период, когда на Великом шелковом пути сформировалась согдийская культурная гегемония, и согдийский язык стал lingua franca для этого региона. Мусульманское завоевание Ирана не только не ослабило влияние иранских языковых и культурных традиций, но и наоборот дало толчок к развитию новоперсидского языка как языка формирующейся не сугубо арабской, а международной мусульманской культуры. Это не значит, что персидский вытеснял арабский. Как указывает Фрагнер, между ними существовало разделение сфер употребления: арабский был в большей степени языком религии и науки, а персидский на востоке Халифата был языком общения и литературы. Таким образом, по мнению автора, "персофония" стала "культурным выражением ислама". Благодаря персидскому языку культура средневекового ислама во многом стала результатом синтеза авраамической (на основе Корана и хадисов) и древнеиранской традиций, которые взаимопроникали и взаимодополняли друг друга в сознании носителей этой культуры.

Важную роль в пространстве "персофонии" играл симбиоз иранцев и тюрок. Тюрки еще до ислама оседали в Согдиане и смешивались с согдийцами, перенимая их язык и культуру. После мусульманского завоевания среднеазиатские тюрки познакомились с исламом через посредничество персидского языка и иранской культуры.

Персидский язык стал языком государственного управления не только в государстве иранской династии Саманидов, но и тюркских правителей - Газневидов и Сельджукидов, проникая с их помощью в покоренные "персофонными" тюрками области Индии и Анатолии. В монгольский период персидский язык был воспринят не только как язык государственного управления на завоеванных монголами территориях исламского мира, но и как язык собственно ислама и мусульманской культуры. Благодаря Великому шелковому пути персидский язык достиг границ Китая, где сохранял свое значение как язык торговли вплоть до ХХ в.
Одним из самых ярких визуальных маркеров "персофонии" можно назвать персидский почерк наста'лик - по ареалу его распространения можно судить о территориальных пределах персидской культурной гегемонии.

Книга Б. Фрагнера будет интересна не только востоковедам-иранистам, но и всем, кто интересуется наследием иранской культуры - как ученым различных специальностей, так и широкому читателю.
~
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website